Если Вы нашли неточность в тексте или у Вас есть информация, косающаяся данного материала, то Вы можете сообщить нам об этом, используя эту форму.

Гордские промыслы

У нас в Дмитрове девушки и молодые женщины занимались плетением крестов для церкви, но еще раньше, до крестов, шили перчатки лайковые и замшевые. Это была очень кропотливая, тонкая работа. Перчатки были разных цветов, тогда не было нынешних трикотажных перчаток, довольствовались замшевыми и лайковыми, шили тончайшими иголочками из шелков, требовалась чистота, аккуратность. Девушки-швеи освобождались от огородных работ, чтобы не испортить рук. После перчаток перешли на “кресты”. Кресты плелись так же, как и теперь кружева – на подушке, вставленной в лукошко, коклюшками из серебра, золота и простой бити. Кресты эти шли на одежды священнослужителей, на церковные украшения. Не одни кресты плелись, плелась так называемая “сетка”. Это род широкой прошивки: плелась из серебра или золота, шла “сетка” тоже на ризы, на дорогие, праздничные.

Работницы-плетеи работали на хозяев; таких хозяев было у нас в Дмитрове человек 5, в числе их была крестная мать Матрена Ивановна Курышкина. Плетеи получали от хозяев товар и заказ, по выполнении заказа плетеи приносили хозяевам готовую продукцию. Хозяева, отпуская товар, взвешивали его на весах, и принимая готовое, тоже взвешивали, так как товар был дорогой, и сами хозяева сдавали готовую продукцию в магазины, на которые поставляли все, тоже и сдавали и принимали товар с весу.

Но были плетеи, которые плели тонкие, изящные кружева, которые шли уже не по церквам, а на богатые женские платья. Я знала одну такую плетею уже старушкой, в молодости она была, как говорили о ней, “первейшая плетея”. Это была Аграфена Ивановна Гребнева. Не знаю, в каком году это было, к нам в Дмитров приезжал император Александр II-й с женой Марией Александровной. Зачем приезжал государь, мне тоже неизвестно. Остановился царь в доме Возничихиных, что и поныне стоит на углу справа при въезде на Рогачевскую улицу. Дом этот принадлежал купцам Возничихиным – братьям Дмитрию и Афиногену Владимировичам. Они приходились дальними родственниками нам, Поляниновым: их отец, Владимир Васильевич, был родным братом моей бабки по отцу Марии Васильевны Поляниновой, так что мой отец был двоюродным братом Дмитрию и Афиногену Возничихиным.

Братья имели продуктовый магазин и, кроме того, во дворе у них была небольшая кондитерская, где вручную два пекаря готовили пряники. Пряники эти расходились по лавкам и палаткам Дмитрова. Отец их, Владимир Васильевич, стоял крепко, людям не доверял, везде и всюду поспевал сам, а сыновья пошли не в папашу, жить любили хорошо и умели проживать тоже хорошо и, в конечном счете, прожились в пух и прах. 

Так проживались и прожились многие дмитровские купеческие семьи: Рахманины, Кафтанниковы, Елизаровы-Коршуновы, Жеребины и многие другие.
(…) моя любимая старушка Аграфена Ивановна Гребнева тогда еще была молодой девицей, подносила государыне на блюдце золотую сумочку своего изделия (она была первой плетеей по Дмитрову). Государыня, приняв подарок, возвратила ей блюдце с 300 рублями. Куда пошло блюдце – не знаю, а на 300 рублей Аграфена Ивановна выстроила домик на Профессиональной улице на месте своего старого, развалившегося дома и с гордостью говорила: “Это царский дом” и, будучи дряхлой старухой, ни за что не хотела уходить из него, терпела и голод и холод, жила с кошками, которых ей подкидывали с разных сторон, а ломать дома не давала, тогда как ее богатая внучка – купчиха Векшина – предлагала ей на этом месте поставить хороший дом и покоить ее до самой смерти. И уже после ее смерти Вера Николаевна Векшина выстроила большой, хороший дом. Теперь этот дом принадлежит связи, в нем помещаются работники связи, а старушку Аграфену Ивановну схоронили в 1894 году, мне не пришлось быть на похоронах. У меня и сейчас есть ее память: шкаф, она мне подарила его, когда я получила должность учительницы, и я с собой увезла его в Подчерково. Теперь этот шкаф, отделанный, выкрашенный, стоит у меня в доме.

Главным промыслом в Дмитрове было огородничество. Земельные наделы были большие, только огородничай! Сбыт продуктов тоже был хороший, окружное крестьянство огородничеством никогда не занималось, все покупалось у дмитровских огородников – что на базаре, а что и прямо с огородов. Наберут, бывало, мама с бабушкой огурцов, вымоют, положат в мешок, а нас, детей, заставят около дома сидеть на лавочке и предлагать прихожим огурцов. Сидим, бывало, и всех останавливаем: “Дяденька, не надо ли огурчиков?” И дяденьки приходили, торговались, пересыпали огурцы в свой мешок и расплачивались копеек по 15-20-25 за меру, так что мешок огурцов шел от 45 копеек до рубля, а капуста продавалась прямо с гряд, покупатели мерили гряды шагами, считали кочни на грядах, стучали по кочнам кулаками, узнавая плотность капусты. Несколько огородов обойдет покупатель прежде, чем остановиться, а остановится, даст задаток, заметит, какие гряды берет, воткнув прут в купленную гряду, а на другой день приедет на лошади, срубит, расплатится и увезет. У нас был огород небольшой, и когда все лишнее распродается, бабушка говорит: “Слава тебе, Господи, огородец-кормилец, сами зиму сыты будем и десяточку на нужды добыли”. А крупные огородники, помимо того, что с огорода и с рынка продавали, вывозили свой товар на лошадях преимущественно к Троице – в Загорск, в Рогачево, на Вербилки. Некоторые огородники имели даже по две лошади – это многосемейные, один едет к Троице, другой в Рогачево, а безлошадные торговали у себя в Дмитрове на базаре.

Елизарова А.И. Воспоминания.
Литературный фонд МЗДК. Машинопись.
Стр. 18-22

Яндекс.Метрика Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.
При размещении информации с данного ресурса активная ссылка на него обязательна. Для детей старше 12 лет

Разработка сайта