Если Вы нашли неточность в тексте или у Вас есть информация, косающаяся данного материала, то Вы можете сообщить нам об этом, используя эту форму.

Сельскохозяйственная выставка 1936г., начало нового периода в истории музея

Наталья Табунова

В июне 1936 года должность директора музея, по направлению Бюро Райкома ВКПб, занимает Василий Васильевич Минин (1885-1968 г.г.). Музей - коллектив, фондовые коллекции и экспозиции достались ему не в лучшем виде. Предыдущий директор – Серафим Иванович Ивкин не смог удержать марку «показательного» музея, каким он был при Соловьеве. Экспонаты, упакованные в ящиках и пролежавшие в снегу зиму 1932-1933 года, перемещенные небрежно, руками заключенных каналармейцев в Успенский собор, не получили ни реставрации, ни трепетного отношения со стороны сотрудников. Об этом красноречиво говорит фото 1933 г., где сотрудники музея вместе с директором запечатлены сидящими в креслах-экспонатах. Икона XII века «Дмитрий Солунский» была изъята из Успенского собора по решению столичных властей для Третьяковской галереи, а в обмен было предложено несколько плакатов и репродукций (сохранилось письмо из ГТГ от 1934г.в отделе фондов). Ивкин пытался «перевести» работу музея на идеологические рельсы, но проводимые им «антирождественские» выставки и развешенные в экспозиции кумачовые лозунги не могли заменить подлинной музейной работы. Ивкин исчез из города, вместе с ним как-то незаметно разошелся по другим службам и весь его коллектив, набранный наспех из «выдвиженцев» и комсомольских активистов. О его личном отношении к музейным предметам можно судить по фотографии 1933 года, на которой мы видим сотрудников, манерно рассевшихся на креслах-экспонатах и узнать из письма от 14.03.36., направленного одному из сотрудников музея уже после увольнения. «… Я взял из музея вещи – мебель. Это верно.Уезжая, я просил Нюру ( его первая жена – Анна Матвеевна Ивкина – Н.Т.) сдать, а она оказывается до сих пор не сдала.»1

Интересны записи в книге отзывов за последние годы директорства Ивкина.

16.12.1935 . «Цепенящий холод не дал возможности всё посмотреть…»

06.01.1936. «Группа школьников Москвы считает что экскурсовод(молодая девушка) не соответствует своему назначению»

08.05.1936. «… имеются неграмотные надписи «Балванка», «Эскаваторы». Их следовало бы изъять. Инженер МВС.»

12.03.1936. В музее есть много ценного, но работницы музея относятся к посетителям очень некультурно. Инженер Васильев»2

Василий Васильевич, большевик с тридцатилетним стажем (в партии большевиков он состоял с 1906 года), имел за плечами опыт работы на Яхромской фабрике, на Икшанском гвоздильном заводе, в сельском хозяйстве (руководил сельхозартелью «Свободный огородник» и колхозом «Борьба», был членом уездного и губернского управления колхозами) и в районном партийном аппарате управления. Побывав и пролетарием, и селянином, и функционером, Василий Васильевич становится представителем интеллигенции. Эта прослойка (как известно, в стране было всего два класса – пролетариат и крестьянство) в конце тридцатых сохранилась только благодаря умению одновременно и «быть» и «казаться», пополняясь выходцами из иных социальных групп, обладающими этим качеством и хотя бы зачатками врожденной интеллигентности. Именно интеллигентом от природы (или от Бога) и был Василий Васильевич. Проучившись в Городском училище с 1898 по 1900, Минин все последующие годы впитывал в себя всю информацию, которую мог получить, старался общаться с образованными людьми, поступал на различные образовательные курсы. В 1902 году он начал свою трудовую деятельность на фабрике Покровской мануфактуры не рабочим, а переписчиком в конторе, что так же подтверждает его грамотность. Именно ему принадлежит текст воззвания к населению о переходе власти в руки Советов, оперативно подготовленного в ночь с 3 на 4 ноября 1917 года. С 1918 года Минин – председатель Дмитровского уездного комитета партии большевиков, уездный комиссар юстиции Уездного Совета Народного хозяйства, в его обязанности входит «Ликвидация частной торговли в городе и конфискация жилищ у буржуазии»3 С 1919 г. В.В. занимает должность Инспектора труда. Тогда же им вместе с Роговым М.Н. была организована коммуна «Свободный огородник»

С 1925 г. Минин, по заданию Истпарта при МК РКПб собирает материал по истории 1905 г. В том же году он по решению УК партии был назначен в Дмитровский краеведческий музей на должность секретаря «для парт. Руководства музейной работой» и занимал эту должность до 1926 г. , пока по решению бюро УК РКПб «был переброшен на Яхромскую фабрику для укрепления там партийного руководства»4 С 1926 г. – председатель колхоза «Борьба», Член уездного и губернского управления колхозами. В 1927 г. «выделен членом сельскохозяйственной секции Моссовета. Преподавал в партшколе в Дмитрове и у себя в совхозе»5 .В августе 1932 г. по путевке МК ВКПб направлен по болезни в Кисловодск, затем получает должность директора Инвалидного дома №8 в Деденево.

Чутье старого большевика подсказало ему, что возродить музей, как «храм муз» ( он помнил свою работу в том, образцовом музее при Соловьеве) он сможет, только выказав лояльность власти. Очередную «антирождественскую» выставку он устраивать не стал ( позже, в 1937 г. он после курсов музейных работников закончит еще и курсы лекторов-антирелигиозников, чтобы грамотнее работать в этом направлении).Минин закрыл иконостас Успенского собора, спрятав его не только от посетителей музея, но и от многочисленных уполномоченных, генералов и полковников идеологического фронта. Получилось, что и «опиум для народа» недоступен и уникальный памятник XVIII века до лучших времен сохранен.

Выставка, которую задумал Минин в самом начале своего директорства, по своим масштабам должна была превзойти всё, что делалось в музее ранее, по содержанию – прозвучать как гимн советской власти и новому способу производства, по структуре – повторить главную выставку страны. Да, это Выставка Достижений Народного Хозяйства.

В1936 году в районе развернулось соревнование среди колхозов за право участия во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Инициатором этого соревнования стал Настасьинский колхоз «Победа», принявший обязательство получить в 1936 г. с каждого гектара по 30-35 центнеров зерна, чего и добился. На участке бригадира В. С. Сидорова урожай был даже 47,5 центнера. Бригадир Иван Степанович Егоров (будущий герой соцтруда, депутат Верховного Совета, председатель колхоза, возглавляющий его 25 лет) на опытном участке получил урожай пшеницы «сам-сто», т.е. посеял 25 килограммов, а собрал 25 центнеров. Передовики получили от правительства Ордена Советского Союза, а Сидоров был избран депутатом в Верховный Совет. Другие колхозы района так же получили высокие (не менее 30 ц.) урожаи.5
Выставка, устроенная в музее должна была обнародовать высокие достижения сельских тружеников не только для местного населения, но и для приезжих гостей. Районным земельным отделом (РАЙЗО) были приглашены даже иностранцы. Фотографии, хранящиеся в фондах музея-заповедника «Дмитровский кремль» сделал в октябре 1936 г. Поль Икар.6 Свои автографы оставили посетители из братских стран – Болгарии, Чехословакии.
Здание Успенского собора было украшено гигантскими портретами вождей (особенно выделялся Иосиф Виссарионович, шагающая фигура которого заняла второй ярус колокольни). Кресты с куполов к тому времени были сняты, и на вершине колокольни развивался красный флаг. Кумачовые лозунги убеждали каждого, подходившего к дверям храма, что «Советский Союз из страны мелкого и мельчайшего земледелия превратился в страну самого крупного земледелия в мире. Сталин.», а так же что «Техника во главе с людьми … может и должна дать чудеса.»

В день открытия выставки на Соборной площади собралась огромная – по меркам райцентра – толпа. Среди посетителей, жаждущих принять участие в столь значимом событии, мелькают и скотники в рабочих брезентах и дамы в беретах и элегантных пальто. В центре Исторической площади, на том самом газоне, который теперь так лелеют наши дворники, были установлены стойла для лошадей, быков и коров-рекордсменок. Это раздел выставки «Животноводство».

Особой симпатии фотографа смогли добиться жеребец метис-брабансон Тузик, принадлежавший колхозу «Новый путь» в с. Ковригино, корова Зорька ярославской породы из с. Орудьево. Одна из коров по кличке Соня прибыла в Дмитров в сопровождении скотника с суровым лицом, в комиссарском кожаном пальто и буденовке. Очень недостает сабли или винтовки (фото).

Странная форма одежды объяснима: совхоз Ермолино принадлежал Москва-Волгострою, а точнее – Дмитлагу НКВД. Подсобное хозяйство «стройки века» было представлено на выставке и совхозом Влахернский, который занимался выращиванием овощей, выращиванием цветочной рассады для украшения территории при шлюзах и пристанях канала, молочным производством, имел свой инкубатор.

В здании собора, как только посетитель поднимался на второй этаж, в обрамлении белокаменного портала его встречала разноцветная россыпь пуговиц и связки стеклянных Костинских бус. В верхней части портала, в центре драпировки и венца из Костинского жемчуга – портрет вождя. Промколхоз, организованный в старинным селе Костино, включил в себя фабрики местных буржуа – Шишигиных и Грибковых, до революции тоннами выплавлявших цветное стекло и наряжавших в «камушки» не только Россию, но и Азию. Здесь же представлены и глиняные горшки, блинницы – промколхозы изготавливали всё, на что был спрос.7
Внуковский Промколхоз «Колосс» изготавливал конскую сбрую – хомуты, уздечки, гужевые ремни. Промартель «Буксир» - тесьму, бахрому, знаменные кисти. Фабрика Дмитровского Райпромкомбината при селениях Муравьево и Очево, выпускала плотные ткани для пошива костюмов и кепок. Красочный завод Дмитровской райпотребкооперации в селе Одинцово производил минеральные краски на местном сырье.
Городская промышленность была представлена Перчаточной фабрикой, на стенде которой под фризом из портретов стахановок представлены вожделенные модницами того времени разноцветные перчатки, графики повышения производительности труда, фотографии производства.

Однако основная задача выставки была показать успехи в развитии сельского хозяйства. Сводчатые галереи и приделы собора просто ломились от овощей, саженцев плодовых деревьев, снопиков пшеницы новых сортов.
Отдельным стендом были представлены лучшие руководители колхозных изб-лабораторий, образцовое оборудование и колбы с удобрениями. Всё это – под лозунгом «Превратим хаты-лаборатории в подлинные очаги агрокультуры на селе».

Особое внимание уделено было уделено пропаганде травопольной системы В.Р.Вильямса и деятельности Московской областной Болотной Опытной станции – научному учреждению, ещё в дореволюционные годы обосновавшемуся в Дмитрове, благодаря которому наша болотистая пойма превратилась в огромный урожайный огород.
Все последующие годы, до 1941, выставка проводилась регулярно, подводила итоги работы жителей района в сельском хозяйстве и была «отборочным туром» для выдвижения колхозов на награды, поощрения, на участие в Главной Выставке Страны.

Преемником такой выставочной работы стала Дмитровская торгово-промышленная палата, проводящая ежегодно конкурс «Дмитровские ростки», а в фондах и экспозиции музея до сих пор хранятся экспонаты той, первой выставки – Астрецовские игрушки, образцы гончарно-керамического производства, тесьма, бахрома и перчатки, макеты коровников и амбаров, графики и диаграммы с показателями удоев, урожаев, успехов. Даже гипсовые бюсты Вождей, под чьим взглядом проходила выставка, до сих пор скучают в наших фондах.

Стоит отметить, что в отчете музея за 1936 год7 нет ни слова о выставке, но анализ цифровых данных показывает, что музей, находящийся к тому времени на бюджете РОНО, получил 40 400 р., и спецсредства – 11 357р. На капитальный ремонт (в т.ч. ремонт отопления) было затрачено 10 398 р. и приобретено оборудование на сумму 6 260 рублей.

Судя по всему, Василий Васильевич Минин получил от этой выставки не только моральные выгоды, но сильно поправил материальное положение музея, пополнил фонды, сумел привлечь новых специалистов. Например, в том же, 1936 г. на работу в музей приходит Сергей Николаевич Соколов. Минин не заострил внимание на его дворянском происхождении, учитывая его хорошее образование и опыт учительской работы. Вслед за Соколовым возвращается в музей ( в качестве внештатного консультанта) старый сотрудник, бывший сотрудник Ольговского музея усадебного быта (1926-1928гг.) а затем заведующий историческим отделом Дмитровского музея (1928-1933гг.) и автор нескольких книг по краеведению, Иван Александрович Смирнов. За плечами у него, после освобождения от ареста в 1933 г. был опыт работы в музеях Юрьева-Польского и Калуги.

При Минине разворачивается работа по охране памятников, структурируется экспозиция, создается клуб краеведов при музее. Именно благодаря Минину музей пережил эвакуацию, продолжая работать во время войны.
Именно с выставки 1936 года начался новый этап в развитии Дмитровского краеведческого музея, ремонтные работы в Успенском соборе и – самое главное – утверждение музея как идеологического учреждения.


Источники и примечания

1. Архив МЗДК, Оп.1, дело 147
2. Архив МЗДК, Оп.1, дело 147
3. Минин В.В. Автобиография., стр.1 Краеведческий фонд МЗДК
4. Там же, стр.10
5. Колхоз «Победа». Краеведческий фонд МЗДК
6. Фотоальбом №1. Фотоархив МЗДК.
7. Архив МЗДК, Оп.1, дело 147
Яндекс.Метрика Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.
При размещении информации с данного ресурса активная ссылка на него обязательна. Для детей старше 12 лет

Разработка сайта